Думает ли Исламское Государство о том, что делает? /по материалам Bloomberg/

17 ноября 2015

Думает ли Исламское Государство о том, что делает? /по материалам Bloomberg/ Тот факт, что Исламское Государство взяло на себя прямую ответственность за нападения в Париже, в результате которых было убито более 130 человек, говорит о серьезных изменениях в его стратегии.

"Сейчас уже речь идет не об идейном вдохновении, но о мотивации," сказал Патрик Скиннер, бывший сотрудник ЦРУ и в настоящее время консультирующий эксперт фирмы Soufan Group, в беседе с журналистами Financial Times. "Они проецируют свой террор дальше и более осознанно."

Действительно, координация, по меньшей мере, восьми террористов при нападении в шести разных местах , имеет совершенно другой уровень сложности, чем призывы канадских мусульман к избирательным столкновениям с полицейскими и военными.
После недавних терактов в Анкаре и Бейруте, за которые Исламское Государство взяло на себя ответственность, а также после возможной бомбардировки российского пассажирского самолета над Египтом, складывается впечатление, что Исламское Государство переносит свою священную войну на новые территории. Но если за этими атаками, и теми, что совершены во Франции, стояло Исламское Государство, то возникает большой вопрос: зачем ему это нужно?

Здесь необходимо вспомнить одну из ключевых предпосылок возникновения Исламского Государства в 2006 году и его быстрого распространения сразу после смерти Абу Мусаба аль-Заркави, иорданского боевика, основавшего предшествующую организацию - Аль-Каида в Ираке.
Эта группировка существовала и развивалась, акцентируясь на создании халифата в суннитских пограничных районах Ирака и Сирии. В то время как другие группы джихада вели войну против Запада, новый лидер Исламского Государства Абу Айюб аль-Масри сосредоточился исключительно на политическом образовании. ( В свое время Заркави был зациклен на карьере Нур аль-Дин Зенги, сирийского правителя 12-го века, известного своей беспощадностью в деле изгнания европейских крестоносцев) Но цели у аль-Масри находились далеко не в политической сфере. Заркави и Масри настаивали, что их Исламское Государство расчистит путь для возвращения Махди, потустороннего Искупителя, который приведет к эсхатологическому Судному Дню. Такие культы Судного Дня время от времени возникали и муссировались в течение тысячелетий, но Масри и его преемники адаптировали свою модель к современному миру через сочетание искаженной интерпретации Писания и убийственной жестокости, которое привело в ужас даже Усаму бен Ладена.

В частности, лидеры Исламского Государства оправдывают тотальные убийства других мусульман, таких как шиитов (которых они считают еретиками) и их идеологических коллег суннитов, которые преследовали схожие цели в отношении государственного устройства .
Эта кровожадность Исламского Государства заложило в общественное сознание еще большее стремление убивать невинных, чем это было при Аль-Каиде. К тому же, Аль-Каида всегда была готова убивать без ограничений при условии, что цели сконцентрированы на Западе, например Всемирный торговый центр, Лондонское метро, Мадридский аэропорт. В любой западной стране, на усмотрение мусульманских сообществ.
Разницу между этими двумя экстремистскими группами очень хорошо описал журналист Грэм Вуд. Что уасается Аль-Каиды,то: "Бен Ладен акционировал террор и посредством этого решал франчайзинговые задачи. Он требовал, к примеру, конкретные политические уступки, такие как вывод американских войск из Саудовской Аравии.".
Тем не менее, в настоящее время, принимая на себя ответственность за нападения в Париже, Исламское Государство заявляет, что такое насилие будет продолжаться до тех пор, пока Франция находится во власти руководства "находящегося под влиянием Крестоносцев."
Если рассматривать события этой точки зрения, то террористические атаки в Париже и взрыв Metrojet указывают, что Исламское Государство расширяет свою миссию далеко за пределы региональных политических целей, в то же время поднимая знамена Аль-Каиды как антагониста Запада.

Это, в свою очередь, привело к ожидаемому результату - президент Франции, Франсуа Олланд, пообещал "вести войну, которая будет безжалостна." Он призвал остальные странны к справедливому возмездию и поддержке усилий администрации Обамы по установлению контроля в Ираке и Сирии, признав, что «это будет достаточно тяжелым испытанием». Таким образом, в то время как Исламское Государство сейчас показало неожиданную заинтересованность именно в зарубежных терактах, конечным его результатом почти наверняка будет быстрое окончание очередного политико-мессианского проекта. Почему же атаки внутри иностранных держав вдруг стали более высоким приоритетом для ИГ?

Скорее всего есть несколько возможных объяснений.
Прежде всего, борьба за установление нового общественного порядка в странах мусульманской культуры вскрыла более глубокие темные пласты.
Эйфория Запада после взятия Мосула в июне 2014 исчезла, да и завоевание Фаллуджи прошлым летом не дало никакого реального стратегического преимущества. На самом деле это только подтолкнуло к объединению ранее враждовавшие исламские группировки: иракских военных, поддерживаемых Ираном боевиков и курдских сил.

Между тем, военная интервенция России, оправдываемая поддержкой сирийского диктатора Башар аль-Асада, даже в случае ее направленности против проамериканских сирийских повстанцев, а не сил Исламского Государства , не сулит ничего хорошего для джихадистов, особенно учитывая нынешние переговоры с участием Ирана, России и США по прекращению гражданской войны.
Самое главное, что, несмотря на шабаш исламских террористов в Париже, на этой неделе были полностью зачищены курдские повстанческие формирования после успешного захвата ключевого иракского города Синджар.

Все кровавые  события последнего времени Исламское Государство использует для привлечения и сохранения численности своих последователей, активно спекулируя на теме неизбежности наказания, которая прослеживается в большинстве священных писаний. Проблема «Конца Света» помогает им удерживать своих последователей в состоянии стресса, «на грани», в постоянном ожидании близкого Апокалипсиса, несмотря на то, что солнце восходит каждый день. Как написал Уильям МакКантс из Института Брукингса в его замечательной новой книге "Апокалипсис ISIS," " Основными задействованными профессиями «конца времен» будут фабриканты и профанаторы".
Такие же, как нынешний халиф Исламского Государства, Абу Бакр аль-Багдади, на самом деле - безграмотный начинающий исламист, Заркави, который и есть не более чем «фабрикант».

В любом случае, все сторонники Исламского Государства, празднующие сейчас варварскую победу в Париже, забывают судьбу другого экстремистского мусульманского движения, которое, казалось, практически осуществило свою мечту по созданию фундаменталистской политической организации, но все перечеркнуло своим «живописным терактом» против Запада. Можно предположить, что, оглядываясь назад, талибы сожалеют о том дне, когда дали свое согласие Усаме бен Ладену на подготовку теракта 11 сентября. Будем надеяться, что когда-нибудь в ближайшее время остатки приверженцев Исламского Государства почувствуют то же самое, что испытали жертвы теракта 13 ноября в Париже.

Мир 731



Последние комментарии

РЕПОРТЕРЪ приветствует комментарии и оживленные дискуссии. Разрешается конструктивная критика по теме.
Комментарии, содержащие нецензурную лексику или личные оскорбления, будут удалены с сайта.
Если вы заметили комментарий, который не соответствует этим стандартам, пожалуйста, сообщите в редакцию. Мы примем меры, чтобы заблокировать нарушителя.

Оставить комментарий

Логин:

Сообщение:


Введите цифры изображённые на картинке:


обновить картинку